Быть или не быть цифровым кочевником: преподаватели и студенты кафедры социальных коммуникаций о новых идентичностях

Когда у каждого человека появится виртуальный двойник? Почему «smart city» – это утопия? Как идентичность цифровых кочевников влияет на требования к сайтам? На эти и многие другие вопросы искали ответы сотрудники и студенты кафедры социальных коммуникаций ТГУ 28 ноября, в первый день работы VII Сибирского психологического форума «Комплексные исследования человека: психология», в рамках симпозиума «Цифровые кочевники и цифровые мигранты как новые идентичности».

Цифровые кочевники (номады) – категория людей, которая использует цифровые технологии для выполнения своих профессиональных обязанностей и ведёт мобильный образ жизни. Первые научные описания феномена цифрового номадизма появились еще в 60-70-ее годы XX-го века. И это один из случаев научного предсказания, ведь как таковых цифровых номадов тогда не существовало. Сегодня же цифровой номадизм стал если не повсеместным явлением, то привычным и обыденным. И каждый из нас может выбрать для себя эту жизненную траекторию. Чтобы понять, хотим ли мы быть цифровыми кочевниками, стоит примерить на себя различные грани этой идентичности.

 

ОБРАЗОВАНИЕ

Представители поколения Y, относящиеся к цифровым аборигенам, рожденным с гаджетом в руках, уже сегодня могут сознательно формировать в себе необходимые для цифрового номадизма качества. Каким же должно быть образование эпохи цифрового кочевничества, чтобы отвечать запросам поколения Y? Как цифровое кочевничество оценивается нынешними студентами? Что должны уметь миллениалы, чтобы быть успешными, независимо от территории своего пребывания и технологической эпохи? Об этом рассуждали на симпозиуме «Цифровые кочевники и цифровые мигранты как новые идентичности».

Заведующая кафедрой, доктор философских наук, профессор И.П. Кужелева-Саган совместно с аспиранткой Н.А. Сучковой представили доклад о том, какое место цифровое кочевничество занимает в структуре идентификации томских студентов.

По результатам опроса, исследователи выяснили, что томские студенты не знают точного значения понятий «цифровые номады/кочевники» и «цифровой номадизм». Однако интуитивно они могут воспроизвести ключевые характеристики этого образа жизни – склонность к постоянным перемещениям и возможность удаленной работы.
Н.А. Сучкова:

«По мнению томских студентов, цифровой кочевник – это человек (преимущественно мужчина) среднего возраста с высшим образованием и хорошо владеющий английским языком. Томские студенты среди профессий, характерных для цифрового номада, назвали журналистику, PR, дизайн и программирование».

Томские студенты также отметили, что они не отрицают возможности для себя выбрать образ жизни цифрового кочевника, ведь для них привычны постоянная подключенность к сети, а если бы не финансовые проблемы (традиционные для студенчества), они бы с удовольствием путешествовали.

Интересно, что студенты выделяли и обязательные атрибуты, сопровождающие цифрового номада. К ним отнесли, например, планшет, фотоаппарат, очки, бороду и кеды.

О том, какие на самом деле требования предъявляет эпоха цифрового номадизма к студентам – будущим профессионалам, рассказала старший преподаватель С.С. Носова.

Одна из главных характеристик настоящего профессионала в постоянно меняющемся цифровом мире, согласно мысли С.С. Носовой, это владение «soft skills» – «мягкими навыками».
С.С. Носова:

«Около 85% профессионального успеха работника зависит от «человеческих» («гибких») навыков и только около 15% – от навыков, связанных с техническими навыками и знаниями в профессиональной сфере».

То есть цифровой кочевник, например, занимающийся PR, чтобы быть востребованным, в первую очередь в университете должен научиться не писать релизы, настраивать таргетированную рекламу и организовывать мероприятия (хотя и это важно). Будущему PR-специалисту будет полезнее умение выделять и фильтровать информацию в соответствии с ее важностью, искать необычные ответы на обычные вопросы, работать с виртуальными коллегами и адаптироваться в любой культурной среде.

Можно предположить, что в результате такой разбалансировки профессиональных навыков современного человека необходимо формирование у него новой идентичности – не идентичности, например, PR-специалиста, журналиста или дизайнера, но идентичности полифункционального специалиста, который владеет необходимыми навыками для выполнения различных, смежных профессиональных задач. Ректор ТГУ Эдуард Галажинский, на одной из встреч с журналистами, назвал таких современных специалистов трансфессионалами.

По мнению другого докладчика, аспирантки К.И. Угольниковой, формирование такой идентичности возможно при использовании потенциала открытого образовательного пространства.
К.И. Угольникова:

«Под открытостью в образовании мы понимаем трансформацию ценностей, стимулирующих свободный всесторонний обмен информацией, знаниями и навыками, и перестройку иерархии отношений между обучающимися и преподавателями».

Открытость образовательного пространства позволяет сформировать у учеников и студентов как раз те компетенции, которые исследователи относят к классу «soft skills»: склонность к критическому осмыслению, обобщению и фильтрации информации, способность сосредотачиваться, умение эффективно распоряжаться своим временем.

Цифровой кочевник — «человек-трансфессионал».

 

ФИЛОСОФИЯ

Цифровой номадизм сегодня – сознательный выбор для многих людей. Открытым остается вопрос о том, почему одни выбирают цифровой номадизм, а другие, не менее талантливые, образованные и владеющие компетенциями трансфессионалов, предпочитают традиционный, спокойный уклад жизни? Цифровое кочевничество в глазах некоторых исследователей выглядит как утопия, ведь оно накладывает ограничения на жизнь номада. Можно ли постоянно перемещаться и при этом создать счастливую семью? Как соотносятся цифровой номадизм и патриотические чувства? Что делать цифровому номаду, когда наступит старость?

Доцент И. В. Гужова считает, что явление цифрового номадизма – экзистенциальный выбор свободы в современном мире.
И.В. Гужова:

«Мы определили три измерения свободы цифрового номада. Во-первых, это внутренняя свобода, которая выражается в смелости сделать свободный выбор и взять на себя ответственность за проект собственной идентичности. Во-вторых, отказ от социально-экономической идентичности, постулируемой капиталистическими производственными отношениями и обществом потребления. В-третьих, к измерению свободы цифрового кочевника мы относим представление о путешествии как символической форме конструирования собственного проекта идентичности».

Таким образом, формирование идентичности цифрового номада – реализация постмодернистского проекта сохранения свободы выбора в несвободном мире.

Подробнее о мире, который окружает и будет окружать цифровых номадов, в своем докладе «Потенциал smart-city как места проживания людей с новой идентичностью», рассказал магистрант Г.В. Потемкин.

Докладчик апеллировал к исследованиям Петра Левича, директора департамента взаимодействия науки, технологий и общества Массачусетского технологического института. По мысли последнего, личность современного человека (и цифрового аборигена, и цифрового иммигранта) – это сочетание коннектома, метаболома и силиконома.
Г.В. Потемкин:

«Коннектом – совокупность и конфигурация всех нейронов, их связей, распределения зарядов. Метаболом – совокупность и конфигурация всех синапсов, молекул нейромедиаторов, гормонов. Силиконом – это цифровой след, профили в социальных сетях, вся информация из писем в ящике электронной почты, наши комментарии и ответы».

Силиконом – это своего рода виртуальный двойник человека. Может ли он от нас отделиться? Будет ли он обладать той же степенью свободы, что и физический человек? Как соотносятся свобода личности и существование этого виртуального двойника личности? Эти вопросы встают перед нами уже сегодня, однако дать на него окончательный ответ мы пока не можем.

Как оказалось, нет ответа и на вопрос о потенциале «smart-city» для человека с «многослойной» идентичностью, включающей «силиконом». Доцент Д.И. Спичева обратила внимание на утопичность идеи «smart city». По ее мнению, они станут не пространством тотальной свободы для цифровых аборигенов, но пространством тотального контроля.

Д.И. Спичева, также сделала акцент на истории формирования идентичности цифровых кочевников. По мнению исследователя, стремление к номадическому образу жизни особенно характерно и гармонично для сибиряков.
Д.И. Спичева:

«История формирования «генома сибиряка» поможет разобраться в отдельных аспектах развития социума сетевого информационно-коммуникативного общества и появления особой категории людей – цифровых номадов (кочевников), представители которых также не имеют общей генетической истории. Наша гипотеза состоит в том, что некоторая предрасположенность к цифровой миграции и кочевничеству «генетически» заложена у представителей определенных социальных групп, одной из таких групп являются сибиряки».

Цифровой кочевник — человек свободный.

 

ЖИЗНЬ

Цифровой номадизм – это не только философия, это образ жизни. Именно поэтому для PR-специалистов важно изучить цифровых номадов как особую целевую аудиторию. Какие требования она предъявляет к потребляемым продуктам и услугам? Как она проводит свое свободное время? В каких профессиональных сферах хочет развиваться?

Маркетинговый подход к исследованию цифрового номадизма показала старший преподаватель кафедры Н.А. Карнаухова. Доклад исследователя был посвящен описанию процесса создания сайта для цифровых кочевников и о цифровых кочевниках.
Н.А. Карнаухова:

«Особую роль в цифровой коммуникации играют специализированные сайты о цифровых кочевниках. Миссия таких сайтов заключается в распространении новой информации о жизни и работе в сети (истории успеха цифровых кочевников; статьи, книги, ресурсы и приложения о новом образе жизни; форумы; гиды)».

Интересно, как авторы доклада – разработчики сайта для цифрового номадизма создали концепцию, которая может лечь в основу некоторого стандарта по веб-конструированию для целевой аудитории номадов. Авторы учитывали такие особенности жизни цифровых номадов, как частоточность использования тех или иных мобильных гаджетов, отсутствие скоростного интернета в путешествиях, желание коммуницировать с другими цифровыми номадами, потребность в получении актуальной и оперативной информации о вакансиях и многие другие параметры.

Такого рода работы наводят на мысль о том, что с каждым годом все возрастающая популярность цифрового кочевничества будет приводить к появлению все более разработанного и конкретизированного гайда по созданию продуктов и услуг для этой целевой аудитории.

Нельзя не учитывать и запросы цифровых номадов в отношении своей работы. Не только к цифровым кочевникам предъявляются требования как к профессионалам, но и они предъявляют требования к формату своего труда. Идеальная профессия номада предполагает возможность постоянно перемещаться и выполнять рабочие задачи в Сети. Профессии дизайнера, фотографа, программиста, по мысли старшего преподавателя М.Н. Бычковой и магистранта 1-го курса М.А. Концыбко, не единственные соответствующие этим требованиям. Киберспорт – еще одна область профессиональной деятельности, которая позволит номадам чувствовать себя свободными в своих перемещениях и реализовывать свой цифровой потенциал.

Игры и игровые технологии актуальны в эпоху цифрового кочевничества и как коммуникативная технология. В докладе магистранта А. Г. Газоян о новаторских технологиях научного PR рассматривался потенциал геймификации (внедрения игровых технологий в неигровые контексты) в эпоху цифрового кочевничества. Акцент докладчик сделал на описании современного общества, где живут и работают цифровые кочевники, не только как информационного и сетевого, но и как общества знаний.
А. Г. Газоян :

«В рамках общества, где знание является ключевым ресурсом, обладание им становится еще одним фактором конкурентоспособности человека. Поэтому необходимо искать новаторские способы трансляции научного знания, которое было бы релевантным запросам, в том числе, цифровых кочевников».

К ним автор и отнес геймификацию.

Цифровой кочевник — человек новых потребностей.

 

ОБЩЕНИЕ

Как мы уже отмечали общество, в котором живут, работают и реализуют свой потенциал цифровые номады, можно характеризовать с разных позиций как информационное, сетевое, знаниевое. Еще одно определение современного социума – коммуникативное общество. Таким образом, еще один важный аспект жизни цифровых кочевников, который требует осмысления, это общение и самопрезентация.

Увеличение доли онлайн-общения для цифровых номадов – не только следствие их выбора, но и вынужденная необходимость. Сложно представить, что человек, постоянно перемещаясь, сможет создавать устойчивые и крепкие социальные связи (то, что мы бы назвали «настоящей дружбой») и сохранять их на долгое время. Альтернатива этому – френды в социальных сетях, общение с которыми не зависит от пространства и даже времени (ведь с учетом разницы в часовых поясах особенно актуальным становится возможность отложенной беседы). Но является ли онлайн-коммуникация полноценной заменой личному общению? На эту тему рассуждал в своем докладе доцент А.П. Глухов. По мысли докладчика, социальные сети интенсифицировали и масштабировали межличностные отношения.
А.П. Глухов:

«Социальные платформы как инфраструктура общения способствуют трансформации близких сильных связей, сохраняя пространство интимной приватной коммуникации. Они расширяют пространство полупубличных коммуникаций до виртуальной среды общения и масштабируют слабые связи, способствуя их превращению в социальный капитал. Социальные платформы транспонируют «фреймы» полупубличной коммуникации и слабых связей на пространство профессионально-деловой коммуникации, которая также частично перемещается в сетевую среду».

Общение в социальных сетях невозможно представить без процесса самопрезентации. Изучением этого аспекта коммуникативного поведения цифровых кочевников занимались доцент Г. А. Окушова и старший преподаватель Е.В. Полянская. Особое внимание исследователи обратили на визуальные формы самопрезентации цифровых кочевников, в частности, на фотографию.
Е.В. Полянская:

«Фотография играет более важную роль, чем текстовая информация».

Авторы утверждают, что фотография может принести удовлетворение цифровым кочевникам в пяти областях: защиты от бега времени, коммуникации с другим и выражения чувств, реализации самости, социального престижа, развлечения или эскапизма.

Цифровой кочевник — человек общающийся.

 

Для того чтобы ответить на вопрос: быть или не быть цифровым кочевником, нужно ответить на целый ряд дополнительных вопросов. Быть или не быть человеком-трансфессионалом, человеком новых потребностей, человеком общающимся, человеком свободным? Все это разные грани идентичности цифрового номада. Однако и этими определениями список не исчерпывается. Для получения новых знаний о цифровом кочевничестве, которые позволят каждому из нас сделать свой сознательный выбор в пользу того или иного образа жизни, необходимо дальнейшее всестороннее изучение феномена цифрового номадизма.

Сотрудники и студенты кафедры социальных коммуникаций ищут ответы на эти вопросы с исследовательских позиций. Но каждому из тех, кто относит себя к цифровым аборигенам или цифровым иммигрантам, нужно задать эти вопросы самим себе и миру вокруг.

 

Так быть или не быть цифровым кочевником? Выбор за вами.

Автор: Ани Газоян, магистрант направления «PR и реклама в системе новых медиа», НИ ТГУ

Поделиться в соцсетях